Поиск по сайту

Переводчик сайта

М. Д. Линчевская. Роль фитопланктона в питании белого амура на ранних стадиях его развития

 

КазНИИРХ, Алма-Ата

 

Нами прослежено питание белого амура, начиная с личиночных стадий развития и до сеголетков. Подращивание искусственно полученных личинок рыб этого вида велось на естественной пище в нерестовых карповых прудах при плотности посадки 100-800 тыс. на 1 га. Мальковые пруды площадью 0,05 га и средней глубиной 0,4 м удобрялись аммиачной селитрой и суперфосфатом из расчета 2,0 мг/л азота и 0,3 мг/л фосфора. Внесение удобрений вызвало интенсивное развитие фито- и зоопланктона. Обильное развитие водорослей обеспечило высокое содержание кислорода в воде. Утром насыщение воды кислородом не падало ниже 90,6%; активная реакция воды была слабощелочная, рН колебался в пределах 7,3-7,4.

 

Пища для мальков в прудах была обильной. Наиболее разнообразными по составу и величине биомассы оказались зеленые водоросли, а среди них - протококковые, которые, обладая быстрым темпом размножения, давали высокую биомассу - 11,0 мг/л. Доминирующими формами являлись Schroederiella papillata, несколько видов Реdiastrum и Scenedesmus, которым сопутствовали Coelastrum sphaericum и Crucigenia apiculata.

 

Несколько иначе происходило развитие водорослей в мальковых прудах № 3 и № 4, где обилие водяной сеточки задерживало их развитие. Hydrodictyon reticulatum обладает большой энергией роста и в короткий срок заполняет всю толщу воды. Максимальное значение протококковых здесь составляло 0,5-4,5 мг/л.

 

 

В мальковых прудах в конце июня шло массовое развитие вольвоксовых. Крупные колонии Volvox globator, Eudorina elegans и Pandorina morum достигли биомассы 1625,3 мг/л, но уже в июле они выпали из планктона. В заметном количестве из вольвоксовых были лишь Phacotus lenticularis.

 

Хорошо развивались диатомовые водоросли. Наивысшая биомасса их составляла 0,8-5,6 мг/л. Гораздо реже и в меньшем количестве встречались синезеленые.

 

Развитие зоопланктона в мальковых прудах происходило менее интенсивно. По величине биомассы он намного уступал фитопланктону. В первые дни после зарыбления прудов количество его было незначительным. В это время мальки белого амура питались преимущественно животной пищей и, следовательно, влияли на концентрацию зоопланктона. При переходе сеголетков на растительную пищу количество зоопланктона увеличилось и достигло биомассы 1,8-4,2 мг/л. Наиболее массовыми видами в начале июля являлись коловратки Keratella valga, Brachionus pala и В. angularis, затем к ним присоединились Pedalia oxyurae и Polyarthra trigla. В середине июля резко возросло значение ветвистоусых Moina brachiata, Alona rectangula, Chydorus sphaericus и молоди веслоногих, а к концу месяца преобладающую роль в планктоне вновь начали играть коловратки и молодь веслоногих.

 

В период выращивания молоди белого амура верхняя часть прудов заросла тростником, рогозом, осокой, рдестом и водяной гречихой. На дне встречалась наяда. Основная масса обрастаний состояла из нитчаток Lyngbya martensiana и Oedogonium sp. Среди нитчаток постоянно доминировали диатомовые и десмидиевые (несколько видов Cosmarium и Closterium), а также масса различных протококковых.

 

Из анализов содержимого кишечников личинок и мальков белого амура видно, что в состав их пищи вошли почти все формы водорослей, которые развивались в это время в фитопланктоне и фитобентосе пруда. Исключение составляли крупные колонии вольвоксовых и некоторые другие формы, встречающиеся единичными экземплярами. Начиная с пятидневного и до месячного возраста в питании сеголетков преобладали по весу животные. Растительные компоненты встречались часто, но составляли небольшой процент в объеме пищи. У 10-дневных личинок, размером 9-14 мм и весом 4-26 мг, чаще всего обнаружены Brachionus millleri и молодь веслоногих, несколько меньше - В. quadridentata, Monostyla и единично - Moinа, Bosmina, Chydorus, Alonella, Polyphemus, Mesocyclops, а также личинки хирономид. Из водорослей чаще других встречались несколько видов Cosmarium, Scenedesmus, Pediastrum, Merismopedia tenuissima, M. glauca, Gomphosphaeria lacustris, Schroederiella papillata и Phacotus lenticularis. Меньшим числом представлены мелкие колонии Eudorina elegans, Pandorina morum и Coelastrum sphaericum.

 

В кишечниках 20-дневных личинок, размером 14-30 мм и весом 250-595 мг, доминантная роль принадлежала еще и зоопланктону, но количество фитопланктона также значительно увеличилось. Преобладали те же формы.

 

После 20-дневного возраста личинки довольно быстро перешли на растительную пищу. В течение нескольких дней в их пище еще попадались представители зоопланктона, правда, в незначительном количестве. Растительная пища состояла из одноклеточных и колониальных водорослей, затем к ним присоединились нитчатки, которые в дальнейшем составляли основную массу.

 

Нитчатки, как более грубый корм, являются переходным звеном к потреблению высшей водной растительности. Вначале высшая водная растительность встречается изредка, но постепенно она заполняет весь кишечник.

 

Следует отметить, что на спектр питания мальков оказала большое влияние плотность их посадки. В мальковых прудах при плотности посадки 800 тыс. на 1 га сеголетки начинали питаться высшей водной растительностью раньше, чем в прудах с плотностью посадки 100 тыс. на 1 га.

 

Так, у первых сеголетков, размером 30-40 мм и весом 956-2250 мг, в пищевом комке основную массу составляли частицы высших водных растений. Встречалось большое количество Cosmarium, Scenedesmus, Coelastrum и Schroederiella. В прудах же с плотностью посадки 100 тыс. на 1 га в пище месячных мальков размером 30-40 мм и весом 786-1740 мг. доминирующее значение имели Lyngbya и Oedogonium; часто встречалось несколько видов Cosmarium, Scenedesmus, Pediastrum, Coelastrum и Nitzschia. Было также очень немного частиц высших водных растений. И только у сеголетков в возрасте 1,5 месяца, размером 40-60 мм и весом 1900-6000 мг и более, они стали основной пищей.

 

Массовое развитие в прудах водяной сеточки сказалось и на спектре питания этих сеголетков. В кишечниках некоторых особей она составляла сплошную массу.

 

При сопоставлении состава содержимого кишечников с планктоном видно, что интенсивно развивающиеся в планктоне формы являются особенно хорошо потребляемыми. В кормовом отношении это наиболее продуктивные протококковые водоросли (значительное развитие последних достигнуто регулярным обогащением воды биогенными элементами).

Таким образом, в течение 1,5-месячного развития белый амур использовал в пищу растительность. В течение непродолжительного времени - с пятидневного и по месячный возраст - в пище преобладал зоопланктон, но потреблялись в большом количестве и водоросли, хотя удельный вес их в пищевом комке был незначительным по сравнению с более крупными животными организмами

Смотрите так же

 Разведение и выращивание белого амура

Питание белого амура

Облов и перевозка белого амура

Технология выращивания растительноядных рыб

 Биологическое обоснование выращивания белого амура в ильменях дельты Волги

Мы теперь в ВКонтакте присоединяйтесь!

Showcases

Background Image

Header Color

:

Content Color

: